Бытие сияет знанием

В: В вашей повседневной жизни вы всегда сознаёте своё истинное состояние?
М: Тут дело не в сознавании или не сознавании. Я не нуждаюсь в подтверждениях. Я живу бесстрашием. Бесстрашие – моя сущность, которая есть любовь к жизни. Я свободен от воспоминаний и ожиданий, не забочусь о том, чем являюсь и чем не являюсь. Я не склонен к самоописаниям, сохам и брахмасми («Я есть Он», «Я есть Высшее») мне ни к чему, я не боюсь быть ничем и видеть мир, как он есть: ничто. Звучит так просто, попробуйте!
В: Но что даёт вам такое бесстрашие?
М: Какие у вас извращённые взгляды! Разве бесстрашие нуждается в том, чтобы его давали? Ваш вопрос предполагает, что тревога и страх – это нормальное состояние, а бесстрашие – ненормальное. Всё как раз наоборот. Тревога и надежда рождаются из воображения – у меня нет ни того, ни другого. Я просто есть , и мне не нужно ни на что опираться.
В: Если вы не познали себя, зачем вам это есть ? Чтобы быть довольным тем, что вы есть, надо знать, что вы есть.
М: Бытие сияет знанием, знание согревается любовью. Всё это – одно. Вы воображаете разделение и мучаете себя вопросами. Не беспокойте себя формулировками. Чистое бытие нельзя описать.
В: Пока вещь не станет известной и доставляющей удовольствие, она для меня бесполезна. Сначала она должна стать частью моего опыта.
М: Вы опускаете реальность до уровня переживания. Как может реальность зависеть от переживания, когда она является самой основой (адхар ) переживания. Реальность – в самом факте переживания, а не в его природе. В конечном счёте, переживание – это состояние ума, а бытие определённо не является состоянием ума.

Комментарии закрыты.

Этот сайт использует куки для улучшения вашего опыта. Мы предполагаем, что вы в порядке с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принять Далее